Суббота , 18 сентября 2021
Главная / Семья / Усыновление / Знакомиться будем? Как я стала мамой девочки

Знакомиться будем? Как я стала мамой девочки

«Здоровых младенцев разбирают сразу», — не раз слышали будущие усыновители. Новая книга об усыновлении «Дети, домой!» одновременно и подтверждает, и опровергает это. Решение об усыновлении своего первого ребенка, дочки Ангелины, автор книги и правда приняла в одну минуту. Но их встрече предшаествовала череда удивительных совпадений, которую иначе как судьбой не назовешь.

Я всегда хотела быть мамой девочки. Это разумелось само собой: солнце всходит на востоке, вода мокрая, у меня будет дочь. У моей бабушки сестра. И у мамы сестра. У тети дочка, и у моей мамы (сюрприз!) тоже. Все они – мамы девочек, значит, и я буду.

Сама я при этом та еще пацанка. Пропадала с отцом в гаражах, вышиванию предпочитала рыбалку, платьям – брюки, танцам – стрельбу по мишеням. Не знаю даже, что именно манило меня в девочке – уж точно не рюши на платьях и не косы с бантами. И тем не менее, когда мы с мужем обсуждали нашего будущего ребенка, в мечтах это была девочка.

Моя дочь уже где-то ждет меня

Решение об усыновлении было давно и прочно принято, мы с мужем уже посещали занятия школы приемных родителей. Почти два месяца, каждые выходные – с утра и до вечера – мы проводили в школе. Выходили из нее загруженные не только знаниями, но и очень тяжелыми эмоциями. Затем короткая ночь, и снова на работу.

Шли недели, шли занятия, мы узнавали все больше и больше. Но начинать последний этап этого пути – сбор документов – я не торопилась. Признаюсь, что было страшно. Я оттягивала до последнего, пока однажды в голове не зажглась лампочка. Я тогда вела дневник, чтобы хоть как-то анализировать переполнявшие меня эмоции, и он сохранил такую запись.

«Раз мы собираемся удочерять малышку от нуля до года, значит, скорее всего, она уже где-то есть. Вы это понимаете? Она существует уже. Как минимум в мамином животе, нелюбимая. А может, она родилась. Например, в прошлую среду или вчера. Дышит, ест, узнает этот мир, плачет, улыбается, ждет где-то, даже не знаю где.

Ждет меня! А я тут, в совершенном бездействии! Пока я учусь быть мамой, пока я переживаю свои внутренние страхи, пока рассуждаю, пока, блин, сижу у компа – она где-то там совсем одна, без меня… Моя дочь где-то одна!

Я сегодня весь день про себя с ней разговариваю. Подожди еще немножечко, мы обязательно за тобой придем. Мы очень, очень постараемся прийти поскорее. Только дождись!»

Сейчас знаю, что в тот самый день, когда я это писала, дочка попала в больницу и с тех пор больше не видела кровную маму.

Когда Лине исполнилось два месяца, ее перевели из инфекционного отделения клиники в неврологическое, а мы окончили школу и начали сбор документов. Потом опека нашего района закрылась на время командировки единственного сотрудника, и сбор застопорился на долгие (бесконечные!) две недели. Тогда это казалось безумно несправедливым, а сегодня я знаю, что все это время опека другого района пыталась найти кровных родственников нашей малышки и не нашла.

В тот день, когда Лине исполнилось три месяца, опека наконец вновь заработала и мы сдали документы, чтобы получить заключение на право быть усыновителями. Это заняло еще две недели. Ангелине в это время делали медкарту, чтобы подготовить к последующему удочерению.

Утром в среду 5 декабря 2012 года мы забрали долгожданную бумагу и поехали на поиски ребенка. В тот самый миг, когда нам передавали в руки заключение, в опеку другого района привезли документы о Лине.

Источник: 7ya.ru

Смотрите также

Если бы не психолог детского дома, я бы сошла с ума

Дети из детских домов страдают нарушением привязанности — наверняка вы слышали или читали об этом не раз. Но как выглядит это …