Главная / Семья / Усыновление / Ребенок заперся в комнате и отказывается разговаривать

Ребенок заперся в комнате и отказывается разговаривать

Кэти Гласс — профессиональная приемная мама из Великобритании. К ней попадают малыши и подростки со сложной судьбой, и про многих из них Кэти пишет книги — одновременно и дневник опекуна, и учебник для приемного родителя, и художественный роман. Одна из книг — «Ты меня полюбишь?» — недавно издана на русском языке по инициативе фонда «Арифметика добра». Это история девочки Люси, жизнь которой слишком долго зависела от потерявшей себя матери-одиночки и недостатков социальной службы Великобритании — за 11 лет ребенок менял место жительства 30 раз! Вот как Кэти удается завоевать доверие девочки, которая уже никому не верит.

Мне позвонила социальный работник Джилл.

— Это кошмар, — сказала она. — Пришлось выломать дверь ванной, чтобы вытащить Люси. И она до сих пор отказывается с кем-нибудь говорить.

— Бедный ребенок, — вздохнула я. — Ее жизнь с первого дня — это сплошная череда несчастий. Неудивительно, что она чувствует себя никому не нужной.

— Вы читали документы?

— Да.

Поскольку Люси должны были привезти ко мне в плановом порядке, я успела познакомиться с документами и понять, что больше всего нужно этой девочке. В деле кратко описывались достоинства и недостатки Люси и ее прошлое. Когда ребенок приезжает ко мне в экстренных ситуациях, я мало что знаю о нем, иногда совсем ничего.

— Да, я читала документы. К Люси относились просто ужасно.

— Согласна, — ответила Джилл. — Но ей нужно переехать, а пока что она не соглашается даже приехать к вам в гости или встретиться с социальным работником.

— Может быть, Люси поговорит со мной по телефону? Это будет хоть что-то… Может, попробуем?

— Да, думаю, это возможно.

Джилл была моим социальным работником последние шесть из тринадцати лет моего приемного опекунства. У нас сложились прекрасные рабочие отношения. Я уважала ее решения и точку зрения.

Но, положив трубку, я не могла избавиться от мыслей о несчастной одиннадцатилетней девочке. Я представляла, как ее силой приволокут к моим дверям. Ко мне уже привозили маленьких детей, которых забирали у родителей. Им было очень тяжело. Мне приходилось часами сидеть и успокаивать их. Дети редко расстаются с родителями по собственной воле — только в самых тяжелых случаях сексуального насилия.

Но Люси была уже не маленькой. Мне вряд ли удалось бы успокоить ее подобным образом. Кроме того, она должна была приехать ко мне не от родителей, а от временного опекуна. То, что она устроила истерику из-за отъезда из дома, где провела всего три месяца, говорило о многом.

Через пятнадцать минут Джилл перезвонила:

— Я позвонила Пэт, приемному опекуну. Люси все еще отказывается говорить с ней. Она уверена, что и с вами она тоже говорить не будет. Но Пэт готова дать вам возможность попробовать. Самое печальное — Люси отказывается от еды. Она ничего не ела уже два дня. Я дам вам номер Пэт?

— Да, — ответила я, все больше тревожась о Люси, и записала телефон опекуна.

Источник: 7ya.ru

Смотрите также

Зарабатывать деньги и ненавидеть дедовщину я научилась в трудовом лагере

Помимо очень травматичного опыта в доме ребенка и редкого для сироты опыта общения со «своим» …