Четверг , 23 сентября 2021
Главная / Семья / Усыновление / Что чувствуют малыши в детских домах, когда к ним приезжают спонсоры

Что чувствуют малыши в детских домах, когда к ним приезжают спонсоры

Зима 1997-го, скоро Новый год. В доме ребенка на Измайловском шоссе в Москве в группе трехлетних малышей живет 5-летняя девочка, которая пока не знает своего имени и очень боится любых взрослых — даже спонсоров с новогодними подарками. Откуда в ней этот страх и что позволит ей вырасти в адекватного взрослого? Об этом новая книга, изданная фондом «Арифметика добра» — «Я — Сания. История сироты».

Это вторая книга, написанная от лица ребенка-сироты — теперь уже молодой женщины Сании Испергеновой в соавторстве с писательницей и приемной мамой Дианой Машковой. Первая, ставшая событием год назад, — «Меня зовут Гоша» — удивила и даже шокировала людей «не в теме». Новая книга — страшнее и оптимистичнее одновременно. Да, не все дети в детских домах плохо учатся, воруют, пьют и ведут раннюю половую жизнь. Есть и «белые вороны», которым удается найти цель и вырваться в нормальную жизнь — такова Сания. Но без «своего взрослого», с которым можно строить доверительные отношения, ребенку-сироте невероятно сложно сохранить душевное здоровье и стать личностью. До сих пор система делает все, чтобы этого не случилось.

Банты для спонсоров

В спальне на кроватях лежит одежда «для спонсоров». Два разноцветных вороха — одинаковые нарядные платья для девочек и одинаковые шортики-рубашечки для мальчиков. Я огляделась в поисках ненавистных бантов. Может, хотя бы про них забыли? Из-за этих оранжевых и красных орудий пыток я ненавидела спонсоров больше всего.

А еще за то, что они приходили по праздникам и глазели на нас. Трогали, щупали, пускали слезу, а потом возвращались в свой непонятный мир, куда нам не было доступа.

Нет. Зря я радовалась. Банты принесли следом. Меня выловили первой — поставили перед стулом, на котором сидела воспитательница, и стали драть волосы пластмассовой расческой. Хррррр! Хррррр! За что?!

Прически у мальчиков и девочек были одинаковыми. Чем мы отличаемся друг от друга, кроме названия, непонятно. Просто есть дети в шортиках, а есть дети в платьицах. Только в платьицах страдали больше.

Воспитательница твердой рукой сгребла мои короткие волосенки в пучок на макушке и прицепила к ним ненавистный бант, натянув кожу на голове так, что глаза подползли к ушам. Привычно отодвинула меня в сторону, не обращая внимания на скривившийся рот, и притянула к себе следующую жертву. Хрррррр! Хрррррр! Металась расческа. Цеплялся бант. Следующая. Хрррррр! Хрррррр! Готово!

Скоро все дети в платьицах выросли на вторую голову, красную или оранжевую, которая мерно покачивалась на макушке. Больно — глаза к ушам — было всем. Но сдирать банты никто не пытался: мы уже знали о последствиях.

Нас ведут в групповую.

Источник: 7ya.ru

Смотрите также

Зарабатывать деньги и ненавидеть дедовщину я научилась в трудовом лагере

Помимо очень травматичного опыта в доме ребенка и редкого для сироты опыта общения со «своим» …